"Инофорум: слушаем мир, отвечаем миру"
©StatisRF
ИноФорум

18 Апреля 2014

Любимый стратег Путина

Анджей Федорович


События на Украине привели к тому, что теория войны-хаоса оказалась в центре внимания аналитиков, дипломатов и генералов, пытающихся разобраться в действиях России. Кем же был основатель этой теории Евгений Месснер?


Когда 23-летний Владимир Путин
заканчивал в Ленинграде осенью 1974 года учёбу, в Буэнос-Айресе умер 83-летний российский эмигрант, Евгений Эдуардович Месснер. Этот бывший царский офицер последние годы своей жизни посвятил разработке теории «мятеж-войны» — войны-хаоса, которая, по его мнению, должна была стать доминирующей формой вооружённых конфликтов в двадцать первом веке.


Это должна быть война совершенно иная, чем известные до сих пор
без больших армий, линий фронта, бомбёжек и всеобщей мобилизации. Главную роль в ней должны играть: небольшие военизированные отряды, радикальные организации, террористы, преступные группы, крупные корпорации, агенты, журналисты, НПО, специалисты по вопросам пропаганды, дипломаты, финансисты и бизнесмены. «Цель состоит в том, чтобы взять противника в плен, но не физически, а психически, в результате чего сломленный противник сам начнёт осуществлять наши цели», написал Месснер в книге «Всемирная мятеж-война». Как он пришёл к этим выводам?

 

Евгений Месснер родился в 1891 году в Херсонской губернии (ныне Украина), в семье, чьи предки приехали из Германии в Россию во времена Екатерины II. Его отец, архитектор, был протестантом, мать католичкой, но Евгений и его брат Виктор получили православные имена и были воспитанные по-православному. После окончания гимназии в Одессе Месснер дважды пытался поступить в элитарное Михайловское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге, но безуспешно, удалось только с третьего раза. Два года спустя развязалась Первая мировая война.


Нервы важнее денег


После боёв на Днестре и Волыни Месснер в звании капитана был отправлен в штаб генерала Петра Ломановского, который назначил его своим адъютантом. Его заданием была, в том числе, разведка в тылу врага и личные отчёты командиру. Умный и смелый 25-летний Месснер обратил на себя внимание генерала, который видел для него большую военную карьеру, даже отправил его, несмотря на продолжающуюся войну, на дополнительные курсы для офицеров.

 

Месснер не успел их окончить в России началась революция. Царская армия провела ещё одно наступление на румынском фронте, после чего бои остановилась. Армия была деморализована, в отрядах распространялась большевистская пропаганда. Именно тогда Месснер впервые поставил под сомнение известный тезис, что для ведения войны нужны три вещи — деньги, деньги и ещё раз деньги. «Ни один из великих конфликтов ХХ века не был проигран из-за отсутствия денег», написал он позже в одной из своих книг. «Они были проиграны, потому что одна нация потеряла веру в победу и смысл борьбы. Для проведения современной войны необходимы, прежде всего, железные нервы, нервы и ещё раз нервы. И небольшая, но полностью профессиональная армия, иммунная к психологическим действия противника».


В 1918 году многомиллионная русская армия, хотя держалась на линии фронта, была в состоянии полного распада. В то же время в её рамках начали создаваться части, решившиеся вести борьбу против большевиков. К одной из них
«Первой Бригаде Русских Добровольцев» присоединился Евгений Месснер. Он провёл на войне уже тысячу дней, получил семь ран и различные травмы, а также 12 наград, в том числе высшую военную награду «Орден Святого Георгия». После известного «Похода на Дон» бригада, наконец, прибыла в Одессу, где уже действовали власти только что созданной Республики Украина.


Месснер, однако, отказался перейти на службу нового государства, а также эвакуироваться на пароходе в Турцию. Он начал секретные миссии на Кавказе, присоединившись к воюющему с большевиками генералу Петру Врангелю.  Он принял участие в нескольких боевых операциях, в том числе знаменитой битве за Царицын, а затем вернулся на Украину, где в Киеве по просьбе одного из генералов сделал доклад о своём отряде. Лекция имела большой успех
именно тогда Евгений Месснер понял, что его судьба писательство и публицистика.


Интернирован в Польшу


Когда в октябре 1919 года большевистская армия отвоевала Киев, капитан Месснер, наряду с 13000 солдат начал отступать вдоль Днепра на юго-запад. 12 февраля 1920 года его части достигли Новой Ушицы, где проходила линия советско-польского фронта. Некоторое время они охраняли участок фронта, после чего были разоружены и интернированы поляками в Пикуличах возле Пшемысля.

 

Это был так называемый фильтрационный лагерь: русские солдаты должны были пройти там несколько недель карантина, целью которого было устранение большевистских шпионов и агитаторов. После карантина союзнические белые войска должны были быть направлены на борьбу с Красной Армией.


Возможно, что Евгений Месснер стал бы героем войны с большевиками, а затем постоянно проживал бы в Варшаве, как и многие другие царские офицеры, если бы не то, что майское наступление польских войск на Киев закончилось удивительно быстрым (и, как оказалось
краткосрочным) успехом. Поэтому командование отказалось использовать российское отделение и позволило ему уйти в Крым, где находились главные силы генерала Врангеля.

 

Месснер прибыл туда в конце июля 1920 года. Уже в звании майора он был назначен начальником штаба Корниловского ударного полка, который после необычно тяжёлых и в конечном итоге проигранных битв с большевиками первоначально эвакуировался в Турцию, а затем на Балканы. В начале 1921 года Евгений Месснер и его жена (он познакомился с ней в 1915 году в больнице в Одессе, где он лечился от ранений) приехал в Белград. Столица Югославии стала его домом в течение следующих 23 лет.


На службе Гитлера


Белград открыл новую главу в жизни Месснера: писатель и публицист, чья слава вскоре стала распространяться за пределами Югославии. Всё началось с спонсируемых российской эмиграцией конкурсов докладов, которые бы ознакомляли «белых» офицеров с новыми методами ведения войны. Месснер приняли участие во всех, в основном из-за денег, которых ему постоянно не хватало, посылая на некоторые по несколько работ. Хотя он никогда не занимал первого места, привлёк внимание как эмиграции, так и зарубежных издательств.

 

В конце двадцатых годов 20-го века статьи Месснера уже печатали военные журналы по всей Европе, в том числе «Wissen und Wehr» («Знание и оборона») самый важный журнал немецкой армии.


Евгений Месснер не скрывал своих симпатий к нацистам, которые в 1933 году пришли к власти в Германии. Поэтому, когда весной 1941 года нацистские войска заняли Белград, он сразу же получил предложение читать лекции в высшей военной школе. Учились в ней командующие кадры русского корпуса, который немцы использовали для борьбы с югославскими партизанами (советская пропаганды потом скрывала, что в вермахте - не считая так называемых союзных формирований
воевали более миллиона россиян, которые были после немцев второй этнической группой в гитлеровской армии). Вскоре он стал также главой русского пропагандистского отделения в отряде Südost, а в марте 1945 года занял должность руководителя аппарата пропаганды «1-ой Русской национальной армии» генерала Бориса Хольмстон-Смысловского.


Смысловский был загадочной фигурой. Он также бывший офицер царской армии и ветеран боевых действий с большевиками, после эвакуации из Крыма поселился в изгнании в Варшаве. Здесь вступил в контакт с германской разведкой и был штатным агентом абвера. В то же время он был одним из самых высоких членов масонской ложи Мемфиса-Мицраима, к которой принадлежали многие польские политики и офицеры, включая тех, кто после сентябрьского поражения создали подпольное движение сопротивления.


Во время оккупации Смысловский остался в Варшаве и управлял Восточной строительной компанией «Hilgen». На самом деле это была замаскированная ячейка абвера под кодовым названием «Sonderstab Russland», предназначеная для борьбы с советскими агентами и партизанами. Немцы, однако, пришли к выводу, что русский работает по двум направлениям, распустили подчинённые ему структуры, а его самого посадили под домашний арест. В это время члены диверсионного отряда Армии Крайовой пытались его уничтожить, но безуспешно.

Курс на Америку


До сегодняшнего дня не было объяснено, для кого он действительно работал. Известно лишь, что после эвакуации из охваченной восстанием Варшавы и отмены немцами обвинений, Борис Смысловский появился во Вроцлаве как организатор состоящей из русских так называемой «Зелёной армии особого назначения». Чтобы запутать советскую разведку он принял тогда псевдоним Артур Хольмстон. После вывода отрядов в окрестности Дрездена и переименования их в «1-ю Русскую национальную армию» к нему также присоединились сотрудничающие с немцами офицеры из Белграда, в том числе Евгений Месснер. В апреле 1945 года после боев в Австрии около 500 солдатам Смысловского удалось пробиться в княжество Лихтенштейн, где они получили политическое убежище.


В течение двух лет проживания в Лихтенштейне русских офицеров неоднократно посещали разведчики США, в том числе сам Аллен Даллеса. Благодаря контактам Смысловского в 1947 году большинство его солдат покинули княжество и отправились в Америку, где провели остаток своей жизни. Для Евгения Месснера следующим домом стала Аргентина, где тогда правил диктатор-полулист Хуан Перон. Аналогично генералу Франко в Испании, Перон позаботился о ранее сотрудничающих с Третьим Рейхом иммигрантах, принимая многих из них на работу в качестве советников. Тогда 56-летний Месснер также принимал активное участие в основанном русскими офицерами в Буэнос-Айресе так называемом «Российском Военно-Национальным Освободительном Движении имени Генералиссимуса A.B. Суворова», исполняющем функцию неофициального аналитического центра.


В то же время он работал в качестве редактора, журналиста и писателя, внимательно следя при этом за послевоенным миром, и пытаясь предсказать, какой характер будут иметь в будущем вооружённые конфликты. Он пришёл к выводу, что не будет ни ядерной войны, ни классических столкновений на земле, воде или в воздухе. «Это будет война, которой никто никогда не видел. Людям даже будет трудно понять, что это война, потому что она будет совершенно иной, чем все ранее»,
писал Месснер в одной из своих статей. Он считал, что если Вторая мировая война и закончилась в 1945 году, то хаос, который она вызвала, продолжается дальше. Именно понятие хаоса и бунта, по-русски «мятеж», стало основой для придуманной им «мятеж-войны», которую он описал впервые в 1960 году в опубликованной в Буэнос-Айресе книге «Мятеж — имя Третьей Мировой».


Военная теория хаоса


Почему великие державы проигрывают войны? Почему общество бунтует против своих правительств, которые обеспечивают их безопасность? Почему солдаты оснащеные техническими средствами стоимостью в миллионы долларов, проигрывают борьбу с партизанами оснащённым обычной винтовкой?

 

Ответы на эти вопросы не давали покоя Месснеру, наблюдающему войну во Вьетнаме, палестинский конфликт, революцию на Кубе и развитие международного терроризма. Предыдущие объяснения не соответствовали новой ситуации.

 

«Когда-то войны велись в двухмерном пространстве на поверхности моря и суши, писал он. - Потом появилось третье измерение война в воздухе. Сегодня наиболее важным стало четвёртое измерение психика воюющих сторон. Сегодня война происходит в первую очередь в умах людей». По мнению Месснера именно из-за этого великая держава США проиграла войну со слабым Вьетнамом. Социальная паника, отсутствие доверия к правительству, сомнения в их силах - это были ключевые причины поражения.

 

«Американцы проиграли войну в своих головах», утверждал он, отметив при этом, что всё чаще и чаще в мире будут случаться асимметричные конфликты: вызов великим державам будут бросать небольшие, но сплочённые и хорошо организованные группы бунтовщиков и террористов, борьба с которыми будет трудной и дорогостоящей.


На мятеж-войне, по мнению Месснера, нет никакой линии фронта, она ведётся на всей территории борющихся сторон. Военные действия смешиваются с бунтами, демонстрациями, тайными операциями, военной пропагандой, и даже действиями криминального характера. Правильная последовательность этих событий и их адекватная интенсивность способны сломить психически даже самый большой народ и поставить его на колени. «Это еретическая война, война без каких-либо правил», - писал Месснер, призывая одновременно отказаться думать, что можно быть в безопасности, покупая больше танков или самолётов и тратя миллиарды на вооружение: «Третья мировая война не будет ядерной — она будет войной-хаосом».

 

Кто может бороться в такой войне? Все. Террористы могут атаковать великие державы, державы могут заключать союзы с террористами против других держав, подкупленные или охваченные чужеродными идеями политики и СМИ могут мобилизовать миллионы врагов против их собственных стран, вражеским оружием могут стать даже преступники и финансовые мошенники.

 

Можно ли от этого защититься? «Можно», отвечает Месснер, отметив, что решающее значение имеет тот факт, чтобы убедить свой собственный народ, что он не имеет дела с серией изолированных друг от друга случайных событий, но с настоящей, запланированной войной. «Нельзя игнорировать даже самые маленькие угрозы. Ответом не может быть просто кризисное управление или дипломатия, но решительный, вооружённый ответ. Против их нерегулярных наши нерегулярные. Против создаваемого врагом хаоса и экзальтированных толп - наша, работающая на иностранной территории и выполняющая тайные операции криптоармия», писал в 70-х в своих книгах Месснер.


Комплекс Голиафа


Это параноидальное видение войны всех против всех, в которой нет никаких правил и оружием врага может быть всё, отлично подошло российским настроениям в середине 90-х годов ХХ века.

 

Была проиграна первая чеченская война, в ходе которой премьер-министр Черномырдин лично звонил по телефону лидеру сепаратистов Шамилю Басаеву и гарантировал ему безопасность в обмен на прекращение атак. Согласие на пятилетние перемирие, во время которого Россия признала статус-кво в Чечне и обязывалась не вмешиваться с оружием в руках. Похищение российских бизнесменов, за которых кавказские сепаратисты инкассировали миллионы долларов выкупа. Финансовые скандалы. Террористические атаки. Организованная преступность. Всё это привело к тому, что теорию мятеж-войны начали усердно изучать российские аналитики и штабисты, и которая стала в течение следующего десятилетия как следует из многочисленных публикаций почти официальной военной доктриной России.


Жёстокое усмирение Чечни, подчинение олигархов, ограничение политических свобод и свободы выражения мнений, запрет на деятельность иностранных НПО - это просто элементы проводимой Владимиром Путиным войны с хаосом, который, по его мнению, может угрожать существованию России.

 

За этем следует профессионализация армии (с особенным учётом специальных сил), а также серия действий по восстановлению престижа государства: от комплексного надворного церемониала до пробуждения по-разному патриотических чувств. В то же время Кремль крайне нервно реагирует на все «цветные революции», видя в них элементы мировой войны хаоса, конечной целью которой является уничтожение России.


События на Украине, а особенно способ осуществления аннексии Крыма показывают, что президент Путин очень серьёзно отнёсся к советам, как бороться в «мятеж-войне», хотя, как писал Евгений Месснер, захват территории иностранного государства сегодня не является самоцелью, а лишь способом сломать психику противника и сделать так, чтобы он прекратил сопротивление и сдался на волю победителя. Итак, война должна продолжаться, но не обязательно на территории государств, а в первую очередь в сознании реальных или воображаемых врагов России.

 

Источник

 

Перевод: Aleksander Ludwik

Редактор: Alika

Источник(строка):  Wprost 24
Короткая ссылка на новость: http://inoforum.ru/~OsZ9j



Комментарии:
(Вы должны быть авторизованы для написания комментариев)